Почему у Тиффани болела нога

Главная страница >> Новости >> Почему у Тиффани болела нога
Пациентка после 10 месяцев неудачного лечения

Мы победили 10 месяцев боли и отчаяния... Реабилитация девочки с болевым синдромом после травмы колена.

Я помню это ужасное состояние: мне двадцать лет, я очень нарядная – у меня в тот день было несколько важных встреч и интервью, целый день на ногах. Я иду по Тверской, пытаясь не выдать того, как мне больно, но боль все усиливается. Я прислоняюсь к стене дома, чтобы немножко передохнуть – и меня тут же выворачивает прямо на асфальт. Люди брезгливо обходят меня и кусок асфальта рядом со мной. Мне хочется объяснить, что я не пьяная, что я не принимаю никаких наркотиков! У меня просто очень сильно болит нога! Но такое объяснение мне кажется еще более глупым.

Тем более, что к тому времени я обошла уже кучу врачей: хирурги посылали меня к неврологам, неврологи – к травматологам, те – к физиотерапевтам. Также я была у мануальных терапевтов, остеопатов и иглоукалывателей. С моей ногой делали кучу разных тестов, в том числе на проводимость нервных окончаний и что-то не менее технологичное, но так и не смогли понять, почему она болит. Мануальщики и хирурги подозревали скрытую травму – но никакие снимки и приборы ее не показывали – да, я и не помнила ничего такого. В шестнадцать лет у меня внезапно заболела одна точка на подошве ноги: чем дольше ходишь, тем сильнее болит. Постепенно боль распространяется на всю ступню, потом переходит на икру, охватывает бедро, а потом – раз и она становится настолько нестерпимой, что меня уже рвет от боли посредине Москвы.

Так я узнала, что есть такое заболевание – синдром боли неизвестного генеза. Что в переводе с врачебного на человеческий значит «а черт знает, что и почему у вас там болит. И как это лечить». Сейчас мне почти тридцать шесть, скоро будет наш двадцатилетний юбилей с моей болью. Со временем я научилась с ней жить, потихоньку смирилась. Она, надо сказать, тоже ведет себя хорошо, поутихла в последнее время, проявляется очень редко – только от очень уж неудобной обуви или от слишком дальних прогулок. Мы с ней вполне мирно сосуществуем, хотя раз примерно в пять лет – я снова начинаю обход разных врачей и клиник. Мне кажется, что за это время должны появиться какие-нибудь новые приборы и способы обследований, чтобы выяснить, наконец, что у меня с ногой. Но нет, раз за разом обследования становятся все изощрённей, но показывают они одно и то же: моя нога абсолютно здорова. Просто болит по неизвестной причине. Примерно то же произошло и с одиннадцатилетней Тиффани из Финляндии. Только намного-намного страшнее.

Что же произошло с Тиффани?

Все началось с падения: родители у Тиффани разведены, те выходные она проводила на даче у папы, бежала из бани домой, поскользнулась на мокром камне, упала, ударила ногу – больно. Папа осмотрел – все было в порядке, все дети падают. Тиффани вернулась домой, рассказала о падении маме – мама тоже осмотрела и на всякий случай свозила дочку к врачу –кость была цела, ни растяжения, ни вывиха. Все в порядке! Особенно, для такой крепкой, ловкой и спортивной девочки, как Тиффани. Девочки, которая профессионально много лет занимается танцами, девочки, которая бесконечно бегает, прыгает, ходит на голове и обожает движение. Девочки, за которую бьются тренера всех окрестных спортивных команд, потому что она одинаково хороша и талантлива в любом спорте.

В общем формально нога была здорова. На практике – она болела. Точнее, сначала побаливала. Тиффани стала ее беречь – на танцах, во время бега… Нагружала вторую. Вторая нога со временем тоже начала болеть. И боль в первой становилась все сильнее. Сначала Тиффани сжимала зубы и терпела, потом попросила маму прекратить занятия танцами. Вот тут родители поняли, что нога болит настолько сильно, что пора бить во все колокола. Потому что ничто в мире не могло заставить прекратить танцевать их девочку. Она вся сама была танцем.

Десять месяцев Тиффани с мамой и папой ходили по врачам в Финляндии. Привлекали самых именитых профессоров, и никто не понимал, что с ней происходит. Сделали МРТ – и там обнаружили уже зажившую трещину в кости – видимо, это случилось во время того падения на даче, на обычном рентгене такую трещину невозможно было увидеть. Но с тех пор прошло много времени, кость зажила сама и хорошо! Но боль становилась все страшнее: вскоре к ноге было невозможно прикоснуться, Тиффани кричала от боли, а нога от простого прикосновения то белела, то чернела. Вообще чертовщина какая-то! Врачи один за другим признавали, что они не понимают, что это за болезнь, и как ее лечить. Комплексный региональный болевой синдром – за этими словами тоже скрывается только то, что «у вас болит нога, но мы не знаем, почему».

В принципе такой синдром – крайне редкое явление у детей, практически невозможное, это признавали все врачи. Больная нога стала вдвое тоньше и слабее здоровой. Врачи предполагали психологические причины, выписали Тиффани сильные психотропы – но и они не помогали. Раз в неделю девочку возили на физиотерапию – врач дотрагивалась до ноги то перышком, то кусочком бархата, пыталась вернуть нормальную чувствительность – но и это было впустую. Никто не мог сказать наверняка, что с ногой, и поэтому никто не мог взять на себя ответственность и начать какую-либо серьезную физитерапию – мало ли, что там на самом деле? Вдруг навредит?

Тем временем боль стала настолько сильной, что Тиффани начала ходить на костылях, а через несколько месяцев пересела в инвалидное кресло. И она очень, смертельно хотела выздороветь. Только было совершенно непонятно, как: если нет болезни, то нет и лечения. С ней была только абсолютная бесконечная и безостановочная боль. И мама. Мама, которая видела, как постепенно атрофируются мышцы дочери, как врачи мнутся и просят подождать «еще немножко» и «надеяться на лучшее».

Мама начинает действовать...

Елена, мама Тиффани, поняла, что ждать уже нечего и нельзя. Она написала короткое сообщение врачам из десятка известных международных клиник – из Швеции, Австрии, Германии, Америки, Китая, Израиля. Присылала им снимки, заключения врачей и результаты исследований – их была уже огромная папка. Она была уже настолько измучена походами по врачам в Финляндии, постоянными неудачами и ужасным ощущением беспомощности: на ее глазах буквально за несколько месяцев ее идеально здоровая и крепкая девочка превратилась в инвалида на коляске! Елена хотела ехать лечиться заграницу – возможности врачей своей страны она исчерпала. Но она хотела наверняка: было страшно потратить огромные деньги на то, чтобы еще раз получить заключение о том, что врачи не видят никаких причин для болей в ноге.

Ей было все равно, куда ехать, важно, чтобы там, в этом месте люди знали, что делать с ее Тиффани. Адекватнее всего ответили из Израиля – на том конце провода была девушка Лена из клиники Реут, кажется, первый за эти жуткие месяцы человек, готовый внимательно слушать и отвечать на вопросы. Потом Лена расскажет, что никогда раньше ей не попадались настолько подкованные и настолько дотошные родственники пациентов – за три месяца, которые длилась переписка, мама Тиффани написала ей несколько десятков писем – и получила столько же вдумчивых ответов. У нее был всего один шанс, и она должна была убедиться, что она не использует его понапрасну.

Тиффани не хотела никуда ехать. Она уже потеряла надежду и не верила, что какие-то еще врачи смогут ей помочь – она вытерпела уже столько исследований, сколько хватило бы на десять жизней. Она верила финским докторам и надеялась, что ее нога когда-нибудь сама восстановится. «Ей надо было дойти до максимального пика боли и сесть в инвалидную коляску, чтобы понять, что дальше терпеть нельзя и согласиться поехать», - говорит ее мама. Еще говорит: «Мне никто не верил, это был только и исключительно мой проект».

Израиль - мы попали в правильное место!

…Первая встреча с врачами в Израиле длилась два с половиной часа. «Никто так дотошно не расспрашивал нас обо всем произошедшем. И никто раньше с такой страстью не рассматривал наши снимки, - говорит Елена, - в середине дискуссии врачей я вышла из кабинета, закурила и немножко расслабилась. Я поняла, что мы попали в правильное место».

Врачи сразу сказали, что нет смысла докапываться до причин произошедшего, что это было – перелом, ушиб, трещина – прошло слишком много времени и этого уже никто никогда не узнает. Важно, что сейчас нога – полностью здорова, просто мышцы слишком ослабли и атрофировались, но девочка, безусловно, может ходить. Обязана ходить. Ей это повторяли с первой же консультации. Назначили максимально возможное количество физиотерапии: Тиффани сначала возненавидела этого Игоря, который делал ей настолько больно, что слезы сами брызгали из глаз. А она же боец и спортсмен, она не плачет и умеет терпеть боль. Просто та боль была – невообразимой. Тиффани занималась по много часов в день. Бледная, закусив губу и пытаясь сдержать слезы. А на третий день Игорь поставил ее на ноги и сказал: «Иди!» Вокруг собрались все врачи и пациенты, хлопали в ладоши, кричали: «Иди! Иди!» И Тиффани аккуратно, немножко враскоряку, как уточка, – сделала свой первый шаг. И тут уже, совершенно не стесняясь, разрыдалась.

После чего Игорь отобрал у нее костыли и коляску и сказал, что на этом его миссия закончена. Дальше – начинается миссия Тиффани. Она должна ощутить счастье момента, выйти на улицу и просто ходить и расхаживать ногу. Елена рассказывает, что в тот день дочь ходила до глубокой ночи – через боль, медленно-медленно, но много-много часов подряд. Потому что она боец. И победитель.

Да, конечно, девочка параллельно работала и на гравитационных тренажерах, которые позволяют пациенту сначала ходить с десятью процентами своего веса, потом с двадцатью, пятьюдесятью… И так до победного. И психолог занимался отдельно и с Тиффани, и с ее мамой. И помогала специальная кухня в клинике, где обычно парализованных людей учат обслуживать самих себя. Но врачи узнали, что юная пациентка любит печь торты – и отправили ее на эту кухню, там она забывала о ноге и ходила гораздо уверенней.

Три дня! Это невероятно и кажется какой-то фантастической, странной, придуманной историей – но вот тот первый шаг Тиффани случился через три дня. А через девять дней интенсивных занятий она с мамой уже улетела из Израиля. Сама, на своих ногах. И даже костыли оставили в клинике – там они кому-нибудь точно пригодятся.

Восстановленная пациентка возвращается в спорт Полное восстановление в Реут 12-летней пациентки

А через полтора месяца мама Тиффани прислала в Реут вот эти фотографии, где ее дочь прыгает и участвует в соревнованиях по бегу. А еще через месяц – девочка вернулась к занятиям танцами: за прошедший год она довольно сильно отстала от своей группы, но она быстро нагонит – вы же уже знаете, какой характер у этой девочки.

Три дня! Плюс уверенность врачей. Плюс правильно поставленный диагноз. Плюс много профессиональной физиотерапии. Но страшно представить, как цепочка совершенно нестрашных случайностей привела здоровую девочку к инвалидной коляске: редкая травма, которую не было видно на рентгене, сильный характер, который заставил Тиффани переносить болезнь на ногах и продолжать заниматься то ли с переломом, то ли с трещиной в кости, чрезмерная реакция нервной системы, которая постаралась защитить больную ногу и ответила на нагрузки бешеной болью – и толпа местных врачей, каждый из которых боялся взять на себя ответственность. У Елены в телефоне десятки видео с дочкой: Тиффани бегает, Тиффани прыгает, Тиффани танцует, Тиффани висит на дереве вниз головой. «Она ведь была абсолютно здорова, но она могла никогда не встать с того кресла!» – говорит Елена и делает такой жест плечом. Будто отводит морок. Разводит беду.

Записала журналист Алина Фаркаш

Обращайтесь. Мы можем Вам помочь!